04 февраля 2010

Города и поселения Одинцовского района

Знаменское, расположенное на высоком правом берегу р. Москвы, близ впадения в нее Истры, первоначально называлось Денисовым или Денисьевым. Первые сведения о нем сохранились в разъезжей грамоте 1504 г., где упоминается "сельцо Денисовское, что за Ермолою за дьяком". Следующее упоминание о нем находится в писцовой книге 1584 г. Судя по ней, в середине XV/ в. сельцо Денисьево было в поместье за Грязным Андреевым сыном Ивашкова и дьяком Иваном Михайловым. В 1584 г. оно оказалось вотчиной дьяка Андрея Яковлевича Щелкалова.

Щелкалов происходил из малоизвестного рода, но несмотря на происхождение, вместе с братом Василием сумел достичь удивительного влияния на государственные дела в последней четверти XVI в. и на протяжении своей почти полувековой службы выполнял различнейшие должности, управляя иногда несколькими приказами одновременно. Впервые в документах его имя встречается около 1550 г., но в первые годы ничем не выделяется. Звезда Щелкалова взошла с опричниной. В 1564 г. он участвует в переговорах с немцами и литовцами, выполняет другие дипломатические поручения. В 1569 г. мы видим его уже главой Разрядного приказа, а некоторое время спустя -Посольского приказа, т.е. руководителем всей русской внешней политики. Венцом карьеры Щелкалова был последний период правления Ивана IV и царствование его сына Федора. Вот его характеристика словами современника - голландца Массы: "Кроме Бориса (Годунова - Авт.), от которого зависели все дела государственные, в Москве имел важное значение дьяк Андрей Щелкалов, человек необыкновенно пронырливый, умный и злой. Борис, считая его необходимым для управления государством, был очень расположен к этому дьяку, стоявшему во главе всех прочих дьяков в целой стране. Во всех областях и городах ничего не делалось без его ведома и желания. Не имея покоя ни днем, ни ночью, работая как безгласный мул, он был еще недоволен тем, что у него мало работы, и желал ее еще больше. Борис не мог достаточно надивиться его трудолюбию и часто говорил: "Я никогда не слыхал о таком человеке и полагаю, что весь мир был бы для него мал. Ему было бы прилично служить Александру Македонскому". С этой оценкой были согласны и русские современники, например, дьяк Иван Тимофеев.

Отношения Щелкалова с Годуновым долгое время были прекрасными, но в начале 1590-х годов у них наметились разногласия по вопросам внешней политики, в частности, отношений с Англией. Весной 1594 г. он уходит в отставку. По мнению историка С.Ф.Платонова, ее действительной причиной явилось то обстоятельство, что Щелкалов, хотя и был другом Годунова, резко воспротивился, когда обнаружились явные стремления Бориса занять престол после смерти Федора. Уйдя с поста, где его заместил брат Василий, он принял иночество под именем Феодосия и вскоре после этого умер, приблизительно в 1597 г.

По описанию 1584 г. при Щелкалове в Денисьеве считалось 6 крестьянских дворов и еще три двора стояли пустыми. В последующие годы о селе сведений нет вплоть до 1623 г., когда Денисове принадлежало Томиле Луговскому, думному дьяку в царствование Михаила Романова. В 1646 г. селом владел его близкий родич Алексей Иванович Луговской. Тогда в Денисове числился двор вотчинников, 24 крестьянских двора, где проживало 43 человека. Новый владелец села был довольно заметной личностью своего времени. В 1646 г. в числе четырех дворян он был послан в Швецию к королеве Христине. Через четыре года его направляют в Псков, где он участвует в подавлении народного восстания. Во время церковных преобразований середины XVII в. он активно поддерживал сторону патриарха Никона, за что и поплатился. В 1654 г. во время волнений в Москве по поводу морового поветрия его дом был разграблен сторонниками раскола. После этого в документах его имя не упоминается и он, видимо, вел жизнь частного человека. В историю же он вошел как автор сочинения о суде над патриархом Никоном.

По переписи 1678 г. Денисово принадлежало уже Кириллу Полуектовичу Нарышкину. При нем в селе были двор вотчинников, двор скотный, людей в них 5 человек и десять дворов крестьянских, в них 40 человек. Сам по себе новый владелец не представлял видной фигуры, сумев к началу 60-х годов XVII в., на сороковом году жизни, дослужиться лишь до второго воеводы в Казани. Но брак его дочери Натальи Кирилловны с царем Алексеем Михайловичем резко переменил его судьбу. Вызванный в Москву, он присутствовал на свадьбе дочери, занимая одно из наиболее почетных мест, и тотчас же получил многочисленные награды. В 1671 г. он был сделан думным дворянином, а в 1672 г., в день рождения царевича Петра, был пожалован в окольничие и получил большие поместья, а через несколько месяцев стал боярином. Впрочем, выдающейся роли в политической жизни государства он не играл, лишь изредка оставаясь "ведать Москву" во время отъездов царя Алексея Михайловича на богомолье по монастырям и окрестным селам. При царе Федоре, из-за происков Милославских, родичей первой жены царя Алексея, он вообще отошел от всяких дел. Во время стрелецкого бунта 1682 г. ему пришлось пережить очень тяжелые дни, когда погибли его сыновья, а еэм он, по требованию стрельцов, был пострижен под именем Киприана и сослан в Кирилло-Белозерский монастырь. После воцарения своего внука он мог бы вернуться и даже иметь снова значение при дворе, но к тому времени уже был слишком стар и не желал покинуть монастыря, где и умер в апреле 1691 г.

После пострижения Кирилла Полуектовича в 1682 г. Денисово перешло к его жене Анне Леонтьевне и сыну Льву Кирилловичу. Во время стрелецкого мятежа, едва спасшись от смерти, Лев Кириллович был вынужден отправиться в ссылку, но довольно скоро вернулся в Москву. После устранения от власти царевны Софьи, пользуясь расположением своей родной сестры царицы Натальи Кирилловны, он занимает одно из первых мест в государстве. В 1697 г. он входил в совет по управлению страной, созданный на время первой поездки Петра I за границу. При Кирилле Полуектовиче в селе была построена Знаменская деревянная церковь, и с последней четверти XVII в. село начинает носить двойное название Денисово-Знаменское.

По переписным книгам 1704 г. село принадлежит уже князю Борису Ивановичу Прозоровскому (очевидно, оно перешло к нему в качестве приданого). В селе числились тогда деревянная церковь, боярский двор, скотный двор, где было 13 человек и двенадцать крестьянских дворов, в них 66 человек. Новый владелец был сыном астраханского воеводы Ивана Семеновича Прозоровского и в 1670 г. шестнадцатилетним юношей находился при отце с матерью. Летом этого года Астрахань была взята Степаном Разиным, а тяжело раненный воевода сброшен с городской башни. В середине июля Разин уже собрался было покинуть город, когда ему донесли, что у воеводы имелись значительные богатства. Когда к атаману привели Бориса Прозоровского, на вопрос Разина - где спрятаны таможенные деньги, собиравшиеся с торговых людей, молодой князь сказал, что его отец "никогда этими деньгами не корыстовался", и в доказательство своей правоты разъяснил порядок расходования таможенных сборов и добавил, что они пошли на жалование служилым людям, а личное имущество отца было разграблено во время взятия города. В конце XVII в. он был уже боярином и постоянно сопровождал соправителя Петра I - царя Ивана в его поездках по монастырям. В 1719 г. он, будучи бездетным, завещал все свои подмосковные владения императрице Екатерине I, которая в 1728 г. пожаловала Знаменское-Денисово цесаревне Елизавете Петровне, будущей императрице, за которой село оставалось до начала 40-х годов XVIII в. 

В 1742 г. оно было пожаловано графу Алексею Григорьевичу Разумовскому, Судьба его было характерна для "людей в случае". Он родился в семье черниговского "реестрового" казака Григория Розума, получившего прозвище за то, что в пьяном виде любил произносить поговорку "що то за голова, що то за розум". Мальчиком Разумовский пас общественное стадо, но у него рано проявилась страсть к учению и пению. В 1731 г. через соседнее село проезжал один из придворных - полковник Вишневский. Он услышал в церкви чудный голос двадцатидвухлетнего Алексея Розума и взял его в Петербург, где тот был принят в придворный хор. Там его увидела и услышала цесаревна Елизавета Петровна, пленившаяся его голосом и наружностью - он был красавец в полном смысле слова. С этого времени началось его быстрое возвышение. Он получил должность управляющего имениями Елизаветы, а в короткое правление Анны Леопольдовны был сделан камер-юнкером. В перевороте 1741 г. в пользу Елизаветы он играл очень видную роль и был пожалован в поручики лейб-компании, с генеральским чином. После коронации государыни Разумовский получил целый ряд подарков, а осенью 1742 г. в подмосковном селе Перове состоялся тайный брак Елизаветы Петровны с Разумовским. Значение его после этого окончательно упрочилось: на него смотрели как на супруга императрицы, которая во время его болезни обедала в его комнатах, смежных с ее собственными апартаментами. Это исключительное положение он сумел удержать до самой смерти государыни, хотя в последние годы место фаворита занял И.И.Шувалов. Умирая, Елизавета Петровна взяла с наследника престола Петра III обещание, что он не будет обижать Разумовского. После смерти Елизаветы Алексей Григорьевич поселился в своем Аничковом дворце. Вступив на престол, Екатерина И послала к нему канцлера Воронцова с указом, в котором ему давался титул высочества, как законному супругу покойной государыни. Разумовский отказался от этой чести, вынул из потайного ларца брачные документы, прочитал их и тут же бросил их в топившийся камин, добавив: "Я не был ничем более, как верным рабом ее величества, покойной императрицы Елизаветы Петровны, осыпавшей меня благодеяниями превыше заслуг моих ... теперь вы видите, что у меня нет никаких документов". Екатерина II, когда Воронцов доложил о происшедшем, заметила: "Мы друг друга понимаем. Тайного брака не существовало, хотя бы и для усыпления боязливой совести. Шепот о сем всегда был для меня неприятен. Почтенный старик предупредил меня, но я ожидала этого от свойственного ему самоотвержения".

При Алексее Разумовском в Знаменском в 1769 г. была построена кирпичная церковь, сохранившаяся до сих пор. После его смерти в 1771 г. село перешло к его брату Кириллу Григорьевичу, который в 1779 г, продал село со 134 ревизскими душами Ивану Ивановичу Шувалову. Последний фаворит императрицы Елизаветы Петровны, основатель (вместе с М.В.Ломоносовым) и куратор Московского университета, Шувалов купил Знаменское в память о покойной государыне. После его смерти в 1797 г. село перешло к его родной сестре Варваре Ивановне, которая была замужем за генерал-поручиком князем Николаем Федоровичем Голицыным. Сохранилось описание села того времени, отмечающее здесь каменную Знаменскую церковь и деревянный одноэтажный господский дом. Крестьяне находились на барщине, а женщины "упражнялись" в домашнем рукоделии. Всего в 41 дворе проживали 143 мужчины и 142 женщины. После Варвары Ивановны в 1802 г. селом стал владеть ее сын князь Федор Николаевич Голицын, тайный советник, составивший любопытные "Записки", в которых говорится о его дяде И.И.Шувалове, вслед за которым и он сам был куратором Московского университета. После его смерти Знаменское досталось его сыну князю Михаилу Федоровичу Голицыну, почетному директору московской Голицынской больницы, одно время звенигородскому предводителю дворянства.

При нем в 1852 г. в селе было 50 дворов, где проживало 157 мужчин и 188 женщин. С каждым годом Знаменское росло, здесь строились добротные дома, а само оно входило в состав Перхушковской волости Звенигородского уезда. В нем разместились кустарные ремесленные заведения, в которых в начале XX в. трудилось до 90 рабочих. В конце XIX в. в селе считалось уже 442 жителя.

15 декабря 1918 г. в Звенигороде состоялся 1-й уездный съезд Советов. В состав первого исполкома уездного Совета был избран житель села Знаменское Иван Алексеевич Шнырев. Он возглавил земельный отдел исполкома, вся семья его переехала в Звенигород. В 1919 г., с началом гражданской войны И.А.Шнырев уехал в Петроград, где участвовал в сражениях за советскую власть. В одном из боев получил тяжелое ранение и умер от ран 11 ноября 1919 г. Его жена Татьяна Даниловна, похоронив мужа, вернулась в Звенигород, где была заведующей детским домом, организованным для сирот. Не хватало хлеба, одежды, она растила сирот и своих двоих детей. Затем вся семья Ивана Шнырева вернулась в Знаменское, где продолжала работать в созданном здесь колхозе "Рассвет". В память о И.А.Шныреве в Звенигородском уезде 20-30-х годов, существовала Ивано-Шныревская волость, его именем названы улицы в Звенигороде и Истре.

Перепись 1926 г. застает в Знаменском 152 крестьянских хозяйства и 711 жителей. Имелись школа первой ступени, сельсовет и кооператив. В 20-30 годы в стране создавались колхозы и различные артели. Такая артель была создана и в Знаменском. Объединившись, кустари начали выпускать различные изделия: скобяные и промышленные товары, курительные трубки высшего класса, замки, петли, ведра. В Знаменском жил дружный трудовой народ. Хорошо было поставлено и сельское хозяйство. В селе был организован детский сад, ясли, построена баня, работала изба-читальня, амбулатория, открыта школа.

С началом Великой Отечественной войны мужчины ушли на фронт, женщины заменили их на всех участках работы. В Киевском районе Москвы создавалась 21-я дивизия народного ополчения, многие добровольцы которой были жителями села. В конце сентября 1941 г. они встретили врага под Ельней. В составе 21-й дивизии особую отвагу проявили добровольцы из Знаменского: Сергей и Алексей Тюльневы, братья Шныревы - Михаил и Николай, Е.Е.Бовин, М.Д.Бовин, Ф.В.Козлов, А.А.Бессуднов, С.Е.Милушкин, А.С.Лихачев, И.Г.Галицкий и многие другие. К концу войны в село не вернулось около 70 жителей Знаменского. Их знали всех поименно. На домах, где жили погибшие воины, были укреплены специальные памятные доски с указаниями имен погибших.

Однако у жителей села была мысль о создании памятника, с указанием имен всех погибших. В конце 1960-х годов в селе поселился инженер-полковник в отставке Василий Автономович Гудков. Он выполнил чертеж памятного знака, согласовал его в отделе архитектуры и получил разрешение на его сооружение. Побывал на предприятиях Одинцовского района, в войсковых частях, на приеме у комиссара РВК - всюду просил помощь в строительстве мемориала. А когда потребовались средства -отдал свои сбережения. Мемориал был торжественно открыт 23 февраля 1968 г. В.А. Гудков, создатель памятного знака, скончался 25 сентября 1981 г., имя его чтут в селе.

Сегодня в Знаменском находится скотоводческая ферма совхоза "Горки-2". Здесь для нее оборудованы специальные Помещения, есть кормоцеха, а вокруг села на сочных лугах в летнее время происходит выпас совхозного стада. Ныне Знаменское превратилось в место отдыха. Здесь строятся современные многоэтажные дачи и коттеджи, у берегов Москвы-реки раскинулись "дикие" пляжи. В центре села сохранилось красивое кирпичное здание бывшей артели металлистов. Рядом с ним расположилась церковь Знамения Пресвятой Богородицы. Долгие годы здание использовалось под зернохранилище совхоза и как складское помещение. Внутренности храма были разграблены. Она дважды горела от пожаров, устроенных во время съемок кинофильма "Дворянское гнездо", снимавшегося "Мосфильмом" в конце 1980-х годов. Помогли тому же и местные мальчишки, Только в 1990 г. усилиями верующих было принято решение о реставрации церкви. Появился и настоятель - отец Илья, который организовал службу и выполняет все обряды. По данным переписи 1989 г. в селе значилось 95 хозяйств и 140 человек постоянного населения.

Вернуться в новости